Как мы брали собаку из приюта. Отзывы.
В

Счастливые истории

В декабре 2010 раздел "Уже дома!" каталог нашего сайта пополнился "карточкой" ещё одной собаки из приюта - красивого молодого пёсика по кличке Тиша. А через месяц мы получили из нового дома Тихона большое, замечательное письмо, с которым вы можете ознакомиться на этой страничке.
 

Как мы брали собаку из приюта

Краткое изложение:

Около двух месяцев назад мы взяли собаку из приюта. Все идет хорошо, рады и мы, и собака. И оказалось это совсем не так сложно и страшно, как мы вначале опасались.


Подробное изложение

Этот рассказ о том, как мы выбрали собаку в приюте и началась наша с ней совместная жизнь, не обобщает опыт, и не содержит советов. Только наши собственные впечатления и мысли. Может быть, они помогут тем, кто собирается сделать тоже самое.

Важно с самого начала подчеркнуть: никто в нашей семье (муж, я – оба за сорок, дочь 21 год, сын 15 лет, живем в Москве, в обычной небольшой квартире) не является страстным собачником или фанатичным любителем животных.

Нам жаль бродячих кошек, но домой мы их не берем. Мы не кормим щенков около гаражей и не умиляемся каждой встреченной «животинке». Более того, бродячих городских собак мы все боимся, и вполне осознанно – были ими атакованы, и не раз. И у мужа, и у меня раньше были собаки, еще в подростковом возрасте. Но в своей семейной жизни мы только недавно впервые решили завести собаку.

Во-первых, на этом настаивал сын, и уже несколько лет. Во-вторых, мы наконец уехали из центра в зеленый район, где есть место для прогулок. Поэтому сразу после переезда, осенью 2010 года было решено наконец приступить к выбору. Конечно, речь шла о собаке породистой, с родословной, из клуба. И, безусловно, щенке 2- 3 месяцев. Мы просто не представляли, что может быть иначе. Ведь уличные собаки – они и грязные, и больные, и, главное, злые. Да и некрасивые. И вообще они уже взрослые, как же они к нам привыкнут? Да и зачем нам эти чужие, невоспитанные псы?

Часть первая. Выбор.

Прочитав уйму описаний различных пород, мы все вместе отправились на выставку «Евразия», одну из крупнейших, проводимых в Москве, рассчитывая на ней рассмотреть всех интересных нам собак детально.

Действительно, выставка произвела впечатление, но – о ужас! – стало ясно, что каждому из нас нравится своя порода. Это никак не годилось, поскольку принципиальным условием появления пса у нас в доме было одно: он должен понравиться всем нам. Право вето имеет каждый, и компромиссы не годятся.

Полтора месяца все мы четверо прочесывали интернет в поисках породы, которая и всем понравится, и подойдет нам по своим особенностям. Не нашли. Стало ясно, что мы делаем что-то не то и так дело не пойдет. Более того, прочитав массу руководств по выращиванию щенков, мы осознали, что мы не в состоянии выращивать щенка.

Мы оба работаем и немало, дети учатся и серьезно, при всем желании ни у кого не будет возможности много быть со щенком, кормить его 4-5 раз в день и уж тем более заниматься его воспитанием так, как положено. Кроме всего прочего, быстро выяснилось, что породистая собака – это удовольствие недешевое, причем не только она сама, но и весь связанный с нею уход и сервис. У нас не было планов ни стать заводчиками, ни участвовать в выставках, поэтому неизбежно возник вопрос: а зачем нам такие затраты, если нам нужен просто друг?

Посмотреть на собак из приютов предложила дочь. Она вообще добросердечный человек. Мысль показалась довольно странной и несколько пугающей. Однако после двух недель неустанного поиска на сайтах приютов мы стали смотреть на дело иначе, увидев, что выбор велик, и при желании можно найти среди «отдаваемых в добрые руки» буквально какую угодно собаку. Сообща мы наметили список претендентов. Их было более десяти, в разных передержках и приютах города, и в разных его концах.

Дочь взяла на себя нелегкую работу по организацию просмотров. И вот мы с ней впервые попали в приют. О! Это место не для слабонервных. Десятки, сотни собак сидят в больших клетках, по две-три в каждой, и лают. Их лай слышен за сотни метров до приюта и не смолкает ни на минуту. Более всего эти ряды клеток напомнили нам американские тюрьмы, как их показывают в кино, только здесь заключенные точно ни в чем не виноваты. Конечно, персонал убирает и клетки, и территорию, но все равно – даже на открытом воздухе местами дыхание от запаха перехватывает.

Персонал – статья особая. В том приюте, куда мы попали в первый раз, это были приехавшие издалека люди. Они очень плохо говорят по русски, работа у них не самая интересная, и посетители их явно очень раздражают. Но мы же не на них пришли смотреть! Потерпим, даже если нас выгоняют за ворота. В других приютах - а мы объехали несколько - дело обстоит иначе, но персонал везде особой любезностью не страдает.

Волонтеры – совсем другое дело. Это очень разные люди: по возрасту, достатку, социальному статусу. Редко – мужчины, в подавляющем большинстве женщины. Совсем пожилые, волокущие две большущие сумки с едой для собачек от ближайшей автобусной остановки до приюта. А все приюты не на большой дороге, а на таких задворках промзон, что и на машине иногда подумаешь – а ехать ли туда? Или просто шикарные, даже гламурные девушки, подъезжающие на своей новенькой блестящей иномарочке. Или серьезные интеллигентные женщины средних лет, явно – образованные, явно – не богатые. И всех их объединяет одно: собачкам надо помочь.

Волонтеры в приютах выполняют титаническую работу: не дают собакам одичать. Приютские собаки не голодают, но подкормка им явно не повредит. Но главное – с ними надо гулять, общаться, гладить, разговаривать. Ряды клеток, где сидят собаки «ничьи», и собаки, которых опекают волонтеры, отличаются разительно: в первых мы видели просто беснующихся зверей, к которым и подойти-то как – непонятно. Во вторых – уже собаки, с которыми можно общаться.

Насколько мы могли заметить, волонтеры – грамотные кинологи, которые довольно точно из сотен оказавшихся в приюте собак отбирают тех, которых вообще можно пристроить в разумное время. В основном волонтеры работают не с бродячими псами, а с теми, что попали в приют из дома или, хотя и были пойманы на улице в ходе облавы, явно раньше были домашними. Кроме того, что волонтеры регулярно приезжают гулять с собаками и кормить их, они делают информацию о них доступной в интернет, за что им огромное спасибо. Если бы не они, не все те, кто заботился о нашем псе, гулял с ним, фотографировал его, оформлял странички сайтов, мы никогда бы не нашли нашего Тишку!

Но надо понимать, общаясь с волонтерами, что все же для них это не работа, время, которое они могут уделять помощи собакам, ограничено, поэтому нужно подстраиваться под их график, под их планы, под их требования и пожелания. Они ведь бесплатно тянут эту ношу, поэтому если они не слишком пунктуальны – ну что ж, значит, придется подождать.

Хотелось бы только обратить внимание этих людей на один факт. На всех сайтах, посвященных «пристройству» животных лейт-мотив один: пожалейте! Пожалейте собачку, кошку, щеночка... ему плохо, одиноко, страшно, ему нужно внимание и забота, он будет так вам благодарен, если вы его возьмете… Волонтеры пишут так, потому что сами жалеют животных и дарят им много времени и сил. Но любой маркетолог вам скажет, что это ошибочный подход. Дело не в том, чтобы спасать собак. Дело в том, чтобы спасать людей. От одиночества. От эгоизма. От тоски, от того, что им не о ком заботиться, а хочется.

Это людям нужны тепло и ласка, внимание, радость общения, радость движения, общение с природой. Нужны каждый день. Собака может все это дать. Конечно, мы нужны собакам, но значительно важней, что они нужны нам. Пытаясь пристроить «заключенных» в добрые руки, надо писать о том, что «добрые руки» смогут получить от этой конкретной собаки, какую свою проблему решить с ее помощью. Нужно делать каждое описание более индивидуальным, детальным, чтобы «цепляло» потенциального владельца, а не ограничиваться общим «и наверняка будет вам хорошим другом». Иначе большинство описаний получаются просто слащаво-сентиментальными, без точной и практической информации, часто даже не указан рост собаки. Но, конечно, это дело наживное, ведь приюты в значительных масштабах появились в Москве всего несколько лет назад, а кроме того, действительно сложно в приютских условиях узнать собаку настолько хорошо, чтобы точно описать ее индивидуальность. Важны еще несколько моментов. Во-первых, ветпомощь в приютах есть явно. Больных мы там не видели. Во-вторых, выбор действительно огромен. Если вы готовы взять взрослую собаку, хотя бы до двух-трех лет, то приложив усилия вы ее, конечно, найдете – именно ту, которая понравится вам. При этом видно сразу, что большинство приютских собак не подойдут для квартирной жизни – они просто слишком большие.

Хотя Конрад Лоренц, знаменитый этолог и знаток животных, считал, что собаке размер квартиры не важен – для нее это все равно просто большая конура, а мир – за дверью. Похоже, что уличная жизнь беспощадно отбирает самых живучих, а значит, диких, крупных, а их неподготовленному или физически не слишком сильному человеку просто не удержать, во всяком случае поначалу. Большая часть приютских собак – результат случайных скрещиваний, и действительно гармонично сложенных среди них немного. Но они есть, и иногда – просто изумительной красоты. Достаточно собак среднего размера, ростом в холке от 45 до 60 см, с которыми сможет справиться любой взрослый человек. Если бы можно было, мы бы взяли не одну, а десяток собак, так они были хороши, и выбор было сделать трудно. Волонтеры не имеют возможности сфотографировать и описать всех собак, поэтому пройдясь между клеток вы можете увидеть многих новых для себя псов по сравнению с тем, что есть на сайте. Посетителей просто так в приют не пускают – ни в один, насколько я знаю - только в сопровождении волонтеров. Если вы опишете волонтеру, какую собаку вы ищите, почему, зачем она вам, то он, скорее всего, предложит вам что-то похожее. Но без усилий не обойтись никак: надо ездить, смотреть, искать, возможно, и не по одному разу посмотреть понравившуюся собаку.

Мы так и делали, но не считаем это сложным: ведь собаку выбирают лет на 10, не меньше. Когда даже просто покупаешь машину, и то приходится поездить, посмотреть. На фотографиях собаки выглядят часто совсем не так, как в жизни. Когда приглянувшегося вам пса вытащат на веревке из клетки, он от того, что наконец выбрался на волю, будет бесноваться, и прыгать, и бешено тянуть поводок и лаять, как сумасшедший. Но, согласитесь, если вас денька на три запереть в таких условиях, вы тоже, скорей всего, будете потом не в лучшей своей форме? На территории приюта невозможно составить какое-то представление о характере и особенностях собаки.

Нужно договориться пойти с ней погулять, конечно, вместе с волонтером. Если у вас есть свой поводок, принесите его – тогда волонтер сможет взять на прогулку еще одну собаку… а у них и так прогулки наперечет. Обычно два раза в неделю минут на 20: это все, на что может рассчитывать песик из клетки. Около приюта «Эко» в Печатниках есть дикий берег Москвы-реки, где все волонтеры с собаками и гуляют. Там можно попытаться присмотреться к своему будущему товарищу повнимательней, только одеваться и особенно обуваться надо с расчетом на грязь. Этот приют вообще производит хорошее впечатление общей организацией дела, хотя все печальные стороны таких заведений свойственны и ему. Итак, после визитов в приюты и передержки, знакомства с несколькими псами мы выбрали одного. Нужно было принять окончательное решение, а это оказалось очень сложно. Мы заранее решили, что нам нужен именно пес, кобель, а не сука. Тот, кого мы выбрали, был довольно молодым – полтора года, крупным – 60 см в холке, и активным – едва удержишь. Кроме того, было известно от волонтеров, что с другими кобелями он агрессивен. И тут мы заколебались: справимся ли? Стали спрашивать совета у всех знакомых собачников. Со всех сторон нам твердили, что он будет убегать, его невозможно контролировать, он будет агрессивен. Лучше взять стерилизованную суку. Более того, казалось – после двух знакомств – что до нас ему нет никакого дела, что он не ласковый совсем, и вообще не ориентирован на человека. Ведь он уже полгода провел в приюте, после того, как был сдан туда хозяевами по неизвестной причине. Да и не забыл ли он, где следует делать «дела»? Но пес не лаял даже в своей приютской клетке, не доминировал в ней, хорошо ладил со своей «опекуншей», подходил нам по габаритам и возрасту и был совершенно очарователен, на наш взгляд. При «ковровом опросе» знакомых неожиданно выяснилось, что уже довольно много людей так или иначе связаны с приютами. Кто-то брал кошку. У кого-то есть знакомые или родные – волонтеры. А кто-то брал оттуда собак, и уже не один раз. Таким человеком оказался мой сослуживец, человек по рабочим делам судя – весьма умный, но сухой, очень сдержанный, очень педантичный, и порядочный циник к тому же. Выяснилось, что он взял из приютов уже четырех собак, одна из них в его семье живет и сейчас, другие в свое время скончались кто от старости, кто от болезней. И он сообщил, что эти приютские собаки ничем не отличаются от любых других, что они хорошо привыкают к дому и нет проблем с гигиеной, и что вообще все сложности можно решить лаской, только нужно время. И мы успокоились.

Часть вторая. Тишка едет домой. И вот у нас есть собственный поводок и ошейник. Куплены миски для еды и воды, готова подстилка и корм. Забираем Тишку вместе с мужем: я поведу машину, муж будет держать его на заднем сиденье, ведь неизвестно, захочет ли он ехать в машине, как себя поведет? А прекрасно он себя ведет! Спокойно запрыгнул, уселся, потом улегся на сиденье и дремлет. Наверно, у его прежних хозяев тоже была машина? Приехали домой, погуляли, пришли в квартиру. О, тут у нас явно шторм эмоций. Надо обследовать все. Срочно. И пометить. В разумных пределах, к счастью. Затем нужно помыться: немедленно, поскольку запах сногсшибательный. Однако и мытье прошло относительно спокойно, без сопротивления. А дальше началось взаимное привыкание и узнавание. Забрали мы собаку в воскресенье, а в понедельник всем нужно было уйти из дома минимум на полдня. Тишка был очень огорчен, и как нам позже рассказали соседи, даже выл и лаял. Но это было только один раз.

Первый вернувшийся в тот день – а это был сын – едва не был сбит с ног рыжим радостным тайфуном. И до сих пор каждый входящий в дом член семьи принимает на грудь мощные лапы и бывает облизан. Вначале дети были несколько разочарованы: пес почти все время дома спал. Он не ласкался, даже не просился на улицу, почти не ел. Гулял охотно, но только обнюхивал местность, очень сильно тянул поводок и на нас внимания не обращал. Через некоторое время мы сообразили, что неправильно управляем поводком. Муж нашел в сети верную методу – не тянуть надо, а дергать резким рывком, и через пару дней таких прогулок Тишка стал гулять уже почти как приличный пес. Мы продолжаем работать над командами «рядом» и «ко мне». У нас есть заметные успехи, но пока абсолютного послушания нет. Тишка хорошо ладит с большинством собак, но кобели его размера и возраста – всегда желанные контрагенты для рычания и атак. В местах, где есть бродящие собаки, стараемся не гулять: они атакуют всегда. В городе пока гуляем в основном на поводке, в деревне, куда ездили на каникулы, обходимся голосом. Нам очень помогли ясные и четкие рекомендации, выложенные на этом сайте о содержании, первичной обработке и воспитании собак, мы всей семьей их прочли и стараемся следовать. Визит к ветеринару – мы обратились просто в ближайшую клинику, чтобы пешком дойти - прошел без проблем. Две прививки – и у Тишки есть международный ветеринарный паспорт. Пес совершенно не агрессивен к людям, даже чужим, а когда привык к нам, стал очень ласковым. Но не навязчивым. Ясно, что он хорошо понимает интонацию, понимает запреты. Собака оказалась уравновешенной и спокойной.

Тишка симпатичный, и нравится не только нам, но и многим посторонним. Нам часто говорят об этом и даже спрашивают, какая это порода. Вопрос породности нас волновал до последнего, поскольку мы разделяли весьма распространенное представление: выбирая породу, получаешь гарантию определенных качеств собаки. Видимо, это безусловно так, если ведется селекция по рабочим способностям, и хозяин щенка лично знаком с родителями своего будущего питомца. Для большинства покупателей щенков в большом городе это мало реально, а селекция наиболее распространенных пород для домашнего содержания ведется явно по экстерьеру. Конрад Лоренц, который был сторонником селекции только по рабочим качествам, метко заметил: «Много ли вы знаете людей одновременно красивых и умных?» Есть и породы, которые селектируют по служебным качествам, но там ситуация другая. Заводчик породы вахтельхунд, щенка которой мы подумывали приобрести, объяснил нам, что эта порода – немецкий спаниель – разводится только охотниками для охотников, только для работы, и нам он щенка не хочет продавать, несмотря на наш довольно активный, но не охотничий, образ жизни. Ведь если такая собака не охотится, она перестает понимать, для чего она, а для собак это важно, объяснил он, иначе они становятся нервными, плохо управляемыми, психика, от природы сбалансированная, страдает. "Так же как у людей, вообще-то", - подумали мы. И этот довод сразу заставил нас отказаться от всех охотничьих пород. Решили, что с собакой, лишенной явных рабочих предпочтений, будет проще. Когда мы обсуждали с детьми, как это будет, когда появится собака, мы говорили: примерно как полуторагодовалый малыш, только он не взрослеет. А что такое малыш этого возраста – они знают, есть племянники уже. Поэтому мы были готовы к значительно более серьезной нагрузке, чем оказалось в реальности.

Конечно, Тихан (это молодежная версия клички) изменил наш быт, но не так сильно, как мы ожидали. Он не мешает нам делать, то, что необходимо, добавляя новые краски к тому, что нам нравится – прогулкам и путешествиям. И просто удивительно: как это мы обходились без него? Нашелся недостающий член нашей семьи, еще один товарищ нашей команды, и занял место, пустоту которого мы только смутно ощущали. И если вы задумываетесь, не взять ли собаку, и взвешиваете трудности, которые это принесет, и радости, которые даст, учтите: скорей всего взяв ее, вы обнаружите в себе много такого, о чем и не подозревали, такие свойства и качества, о каких и не догадывались. И они – ну надо же! – хорошие. Нельзя сказать, что у нас с Тиханом все гладко и просто: наша прелесть обожает лазить в мусорное ведро, таскать со стола в кухне что-то, что плохо лежит (вплоть до пирожков с капустой, но только если нас нет дома), открывать носом холодильник и оттуда тоже таскать все, что понравится.

Мы уже вычитали рекомендуемые для борьбы с этим меры, постепенно будем отучать, а пока холодильник веревкой завязываем. Намерены пройти курс «управляемая городская собака», чтобы совершенно исключить проблемы на улице. И постепенно мы сами учимся ладить с ним, ловя себя на мысли, что поначалу волновались за него также, как за новорожденного или совсем маленького ребенка: упадет, убежит, украдут, заболеет… Однако постепенно уверенности становится все больше, контакт все тесней, и нельзя без восхищения смотреть, как он несется, бело-рыжий пушистый зверь, уши прижаты ветром, хвост кольцом, когда я крикну «Ко мне!»
Ольга, владелец Тихона

Другие счастливые истории и отзывы от хозяев животных из приюта.

Яндекс.Метрика